15 Леденящих Душу Историй Северокорейских Перебежчиков

Глубоко тоталитарное общество Северной Кореи ненадолго приоткрылось для мира после смерти Ким Чен Ира в 2011 году, когда выяснилось, что «неискренние скорбящие» и граждане, которые не участвовали в организованных митингах были отправлены в трудовые лагеря на срок до шести месяцев. В таких лагерях находятся до 200,000 северокорейцев. Вот некоторые действительно шокирующие истории 15 северокорейских перебежчиков, которые не захотели жить при диктатуре.

Бегут в основном в Китай. С Китаем у севернокорейцев устойчивые связи, у многих там живут родственники. В Китае есть довольно большая этническая группа местных корейцев, граждан Китая, среди которых легко затеряться. Граница охраняется не слишком жестко — ее можно пересечь за взятку или тайком перебравшись через реку Туманная. В Китае живут сотни тысяч корейских нелегалов. В Китае корейцы могут остаться на несколько месяцев. В стране сейчас сотни тысяч корейских нелегалов — из тех, кто целенаправленно бежит в Южную Корею, до Сеула добирается только каждый пятый.

15. Джи-Хён Парк

Торговля людьми, насилие, проституция — для Джи-Хён и многих других северокорейских женщин-перебежчиц, все это становится реальностью после бегства в Китай. Парк решилась на побег в 1998 году после того, как ее брат был объявлен в розыск военной полицией. Им пришлось оставить своего умирающего отца, пересечь реку Туманную и оказаться в Китае.

После пересечения границы Парк была продана в рабство китайцам и в течение шести лет терпела сексуальные надругательства и ужасные условия; в какой-то момент она забеременела. Позже она ее обнаружили китайские власти и выслали в северокорейский трудовой лагерь. Только в 2005 году ей удалось воссоединиться со своим сыном, благодаря американо-корейскому пастору, который помог ей получить убежище в Великобритании. Парк сейчас живет в Великобритании и как может рассказывает миру о порядках на своей родине, в надежде на прекращение жестокого обращения с женщинами, бегущими из Северной Кореи в Китай.

14. Ким Рен-хи

Ким Рен-хи редкая птица среди перебежчиков — теоретически она может вернуться на родину. Рядовая поездка в Китай в 2011 году, с целью посещения родственников, в конечном итоге стоила г-же Ким огромных перемен. Ей пришлось оставить все, чем она дорожила и к чему привыкла.

Ким жила с мужем в Пхеньяне очень комфортно (по северокорейскими стандартам), и все было хорошо до этой поездки в Китай. Г-жа Ким, как сообщается, заболела и обратилась за помощью в связи с болезнью печени. Она встретила брокера (посредника, который вывозит людей за деньги), который обещал переправить ее в Южную Корею, где она могла бы быстро заработать на лечение. Это был бы прекрасный шанс оплатить ее медицинские счета, и г-жа Ким приняла предложение, но вскоре ее паспорт был конфискован. Несмотря на ее уверения в невиновности и непоколебимой любви к родине, правительство Северной Кореи считает ее предательницей, как и всех перебежчиков. Но надежда на возвращение у нее есть.

13. Сон Юнг-хун

Для многих тысяч перебежчиков, бегство от диктатуры к либеральной жизни может быть горьким, так как все их близкие часто остаются на Севере. Для некоторых перебежчиков, однако, нехватка родственников является лишь одной из бед, с которыми они сталкиваются, живя в Южной Корее.

Долги, дискриминация и скудный рацион питания были неотъемлемой частью новой жизни Сон Юнг-хун на юге, где безработица среди перебежчиков более чем в три раза превышает средний показатель по стране. Почти все они испытывают затяжную депрессию. Хотя Сон до сих пор презирает свою родную страну, он планирует вернуться в знак протеста против правительства Южной Кореи и их отношения к перебежчикам с Севера. Несмотря на свои обещания помочь перебежчикам и сделать их жизнь сносной, Южная Корея делает слишком мало, чтобы улучшить их жизнь, и такие истории, как у Сон Юнг-хуна смогут предать эту ситуацию огласке.

12. Хёнсо Ли

Известная как «девушка с семью именами,» Хёнсо Ли действительно за свою жизнь примеряла семь различных личин.

Хёнсо Ли происходила из привилегированной семьи и не страдала от ужасов режима, как многие простые люди. Она даже имела возможность изучать китайский — рядовым гражданам такая привилегия не предоставлялась. Глядя на репрессии, нищету и голод 1990-х, 17-летняя Хёнсо Ли начинает понимать, что ее страна — отнюдь не социалистический рай. Она нелегально пересекла границу с Китаем, чтобы навестить дальних родственников. Ее отсутствие было замечено, и ей пришлось там остаться, иначе на родине ее ждало бы суровое наказание. Затем она уехала из Китая в Южную Корею.

12 лет спустя она вернулась на границу с Северной Кореей, чтобы помочь сбежать своей матери и брату.
О своей жизни в Северной Корее она пишет книги («Девочка в красных туфельках: Моя жизнь в Северной Корее»).